Как спасали часовую промышленность в Швейцарии


Как глубокие исторические корни и вековые традиции позволяют сохранить устойчивость швейцарской часовой промышленности.

Швейцарские часы


Первый кризис поразил тысячи мелких мануфактур часовщиков Швейцарии в 20-30-х годах ХХ века, когда часовая промышленность перенимала технологию конвейера и производство унифицированных компонентов. Предприниматели, не сумевшие обеспечить схожую с конвейером себестоимость, консолидировали свои активы, капитал и менеджмент. Например, ASUAG (1931, Longines и Rado) и SSIH (1930, Tissot и Omega), благодаря подобным действиям, смогли влиться в первую волну индустриализации.

Вторая волна кризиса прошла в 70-х., когда компаниям Японии и Гонконга стало ясно, что используя кварцевые технологии, можно при очень низкой себестоимости штамповать тысячи дешевых часов. Швейцарские часовщики быстро сдали свои позиции на мировом рынке, потеряли рынок дешевых часов (стоимостью до 75 долларов) и до 97% рынка часов средней цены (стоимостью до 400 долларов). А число занятых в швейцарской часовой промышленности сократилось втрое.

Николас Хайек, швейцарский предприниматель, порекомендовал швейцарским часовщикам самим выпускать кварц и дешёвые часы с ярким дизайном. Объединив разрозненных производителей, компании ASUAG и SSIH в холдинг, Хайек спас индустрию от полного разорения. Так в 1983 году было продано два миллиона кварцевых часов Swatch, через десять лет — больше ста миллионов.

Когда японцы, благодаря новым технологиям, захватили рыночную нишу дорогих часов, положение на рынке стало еще более угрожающим.

В ответ на разрекламированные сверхплоские часы японцев, Эрнст Томке, глава компании SMH, поручил разработать за шесть месяцев дорогостоящие часы толщиной не больше 2 мм.

В конце 1978 года часы толщиной в 1 мм. запустили в продажу. Уменьшив ряд технологически сложных этапов сборки, за счет встраивания механизма часов непосредственно в корпус, задача была с успехом решена. «Белая горячка», как окрестили инженеры идею Томке, дала оборот в 23 500 000 долларов (продали 5 тысяч часов по цене около 4700 долларов за штуку).

Томке поставил перед конструкторами новую, достойную кабинета психиатра, задачу: создать аналогичные часы стоимостью меньше 6,65 доллара, в то время, как себестоимость их самого дешевого часового механизма составляла 16,62 доллара!

Два конструктора, Жак Мюллер и Элмар Мокк, снизив количество движущихся деталей с 90 до 51, а также используя пластмассовый корпус, который служил монтажной платой часов, смогли снизить себестоимость изделия на 40%.

Проанализировав расходы на трудоемкость, Мокк и Мюллер придумали способ, который позволил устанавливать детали прямо в корпус часов, без дорогостоящего удержания на месте незакрепленных частей часового механизма. Теперь себестоимость новой модели не превышала 6,65 доллара! Так на свет родились новые часы Swatch.

Относительная дешевизна, возможность бесконечно варьировать форму корпуса и цвет часов, позволяли людям иметь одновременно несколько разных моделей.

В качестве рекламы компания построила работающую модель Swatch высотой в 152 м. и весом 13 тонн, и повесила ее на наружную стену самого высокого небоскреба во Франкфурте.

Николас Хэйек в интервью журналу Harvard Business Review говорил по этому поводу:

Во-первых, оказалось возможным создать высококачественную, ценную продукцию массового спроса в стране с высокой заработной платой при низкой себестоимости этой продукции. Обратите внимание, я сказал «создать», а не просто спроектировать и продать. Все наши «Свотчи» мы делаем в Швейцарии, где самый молодой секретарь зарабатывает больше старшего инженера в Таиланде или Малайзии.

Мы все — глобальные компании, и ведем конкурентную борьбу на международном рынке. Но это не означает, что мы нарушаем верность по отношению к своей стране. Мы должны строить и создавать там, где живем. Когда страна теряет технологию и высококлассных специалистов, нужных для производства, она теряет способность создавать благосостояние, она теряет финансовую независимость.

Нам надо изменить рефлекторную, инстинктивную реакцию на компании, выпускающие продукцию массового спроса, — ведь у нас принято считать, что таким фирмам место только в Азии или Мексике. Глава фирмы должен сказать своим служащим: «Мы изготовим это изделие в нашей стране, причем с низкой себестоимостью и более высокого качества, чем кто-либо и где-либо в мире, а уж люди сообразят, как это выполнить».

Второй урок связан с первым. Вы можете изготовить товар массового спроса в таких странах, как Швейцария или Соединенные Штаты, только в том случае, если используете фантазию и воображение вашего детства. Можете смеяться — еще бы, глава огромной швейцарской компании говорит о детских фантазиях! Но именно в этом состоит секрет того, что мы сделали. Это необычно для Швейцарии или любой другой европейской страны.

Слишком много прекрасных идей мы уже загубили, отмахиваясь от них, не дав себе труда их обдумать, подняв изобретателя на смех. Десять лет назад люди, работавшие над первой моделью «Свотч», задавали безумный вопрос: «Разве можно создать в Швейцарии броские дешевые и притом высококачественные часы?» Банкиры были настроены скептически. Некоторые поставщики отказались продавать нам комплектующие. Они говорили, что мы погубим всю отрасль этим дурацким проектом. Но мы сделали свое дело!

Переломный момент для отрасли произошел в начале 90-х, когда на выставках в Базеле и Женеве механические модели часов Blancpain, Breguet, Girard-Perregaux вызывали настоящих фурор среди профессионалов и дистрибьюторов со всего мира.

Третий спад в часовой отрасли отмечался в 2002 году, а в последний кризис 2008 года продажи рекордно снизились на всех 30 рынках. Самым устойчивым оказался Premium сегмент: на часах сегмента hi-end (стоимость выше 5000 евро) падение остановилось на уровне 6,6%, в среднем сегменте ( стоимость 500-3000 евро) — на 35%, в низком (стоимость чуть выше 150 долларов) — на четверть.

P.S. Интересно, что компания Girard-Perregaux (GP), основанная в 1791 году, никогда не ориентировалась на массовые рынки и массовые продажи. Компания ни разу не прекращала производство часов во время всех отраслевых кризисов, сумела сохранить независимость, не входит ни в одну из швейцарских или международных объединений компаний-производителей часов класса люкс.

AB Consulting Group


Aleksandr G. Busler

Предприниматель, эксперт по стратегическому маркетингу.
«Формально я занимаюсь консалтингом и персональным коучингом руководителей. В действительности же, помогаю владельцам бизнеса достигать своих желаний и поставленных целей через прогнозируемое и стабильное развитие их бизнеса».

Интересные записи

Ключевые слова: промышленность, часовая промышленность